Как я ухаживаю за лицом? - отзывы

Впервые я перестаралась с уходом за лицом в юном возрасте. Мне казалось, что лосьон и сливки — это не то, что сделает мою кожу красивой, и уверенно добавила в свой арсенал настойку календулы и салициловый спирт. Я втирала их по несколько раз кряду, периодически проверяя в зеркале, насколько краше стала. Через 15 дней на меня из зеркала смотрела девушка лет 30. А мне ведь и до 20 еще было далеко!

Всхлипывая, я отправилась в единственную на то время бьюти-мекку столицы — Институт красоты на теперешней улице Богдана Хмельницкого. По его коридорам курсировали красивые женщины — ухоженные и дышащие ароматами, и некрасивые — в масках, повязках и пахнущие чем-то противным. В кабинете врач просветила меня: «Деточка, свою кожу надо знать лучше, чем привычки собственного мужа. Их-то можно корректировать, а вот «привычки» кожи — почти нереально. Ее надо слушать и слышать». Вместе мы выпутались из той ситуации. Я вынесла из Института красоты и пронесла через все последующие салоны в моей жизни стойкое убеждение: стараться надо в меру! Потому что можно перестараться так, что ничем уже не исправишь. И еще одна фраза спасает меня от бьюти-мании: «Докажите, что мне это надо».

Главная задача косметолога — подтолкнуть кожу к восстановлению водного и липидного баланса, а дальше — «сама, люба, сама». Косметологу надо вовремя остановиться, пусть эффект от манипуляций будет неполным, процентов на 70-80, чтобы кожа могла вернуться к естественной саморегуляции. Я всегда нацеливаю своих специалистов: лучше недодать! Но проблема в том, что почти все женщины приходят в салон за мгновенным результатом, а хорошего состояния кожи лица и тела нельзя достичь раз и навсегда. Это длительный процесс, который надо контролировать. Однако обычно наши дамы, увидев хороший эффект, успокаиваются — до следующего сеанса. И попадают в замкнутый круг: «сделала процедуру — расслабилась — снова сделала процедуру, но более сильную», в итоге их кожа становится переухоженной.

Бои местного значения

Второй случай переухоженности мне довелось наблюдать в развитии. «Люда и ее армада», — говорили у нас на курсе о моей одногруппнице и ее коллекции баночек и флакончиков. Людмила начинала утро с сигареты и раздумий на тему «что на кожу нанести сегодня». А в течение дня мазала, втирала, вбивала пальцами и разглаживала по коже все, что имелось под рукой. Безусловно, Люда была спецом: знала все о воздействии сока лимона на комбинированную кожу и о результатах применения крема от Диора. Вот только программа использования средств у нее была произвольной.

Людмилина кожа изнывала от ухода и масок. Ей некогда было отдохнуть. Именно из-за таких рьяных клиенток, как моя одногруппница, у косметологов растет количество пациенток с диагнозом «чувствительная кожа», которая становится такой от фанатичного ухода за собой. Над большинством женщин довлеет стереотип: мне уже 25 — для простого ухода по схеме «очищение — тонизация — увлажнение» уже поздно. Ану-ка, схожу я в магазин за кремом или на процедуру, которую прошла соседка в прошлом месяце. Мы хотим быть красивыми, как кто-то из офиса, журнала, телевизора, и не задумываемся над тем, что у каждого может быть индивидуальный сценарий достижения красоты. Еще один симптом фанатичного ухода за собой — желание визитом в косметический салон компенсировать свои комплексы. Таким женщинам надо регулировать не процесс увядания кожных покровов, который они подстегивают, а отношение к себе и окружающим.

За годы работы над темами о красоте я выслушала минимум двадцать историй от косметологов о том, что клиентке хватило бы молочка для умывания, а не средства с ретинолом. Самая любимая — о маме косметолога Виктории, которая не верила дочери, но все-таки делала то, что та рекомендовала. Совет был прост: если ты не очищаешь кожу тоником для лица — значит, ты за ней вообще не ухаживаешь. Через пять лет сияющая мать сообщила Вике: «Ой, а коллеги спрашивают, что такое я с собой делаю, что всегда выгляжу свежо». Уверяю вас: она просто правильно наносит грамотно подобранные средства и уже не помнит, что когда-то записывала себя в ряды дам с чувствительной кожей.
Если за кожей слишком рьяно ухаживать, ее клетки утрачивают способность к саморегуляции. Мы навязываем коже искусственную схему протекания всех процессов, а в ответ получаем обезжиривание, обезвоживание поверхностных и глубоких слоев. К тому же мы стимулируем обновление, а значит, ускоряем преждевременное старение кожи. В 30 моя одногруппница Люда уже ходила на довольно серьезные аппаратные процедуры. В паспорте ее кожи был совсем другой возраст — почти 40, сетовала ее косметолог.

Мнение эксперта

Третья жертва красоты живет в одном подъезде со мной. Эля — ходячий пресс-релиз всех возможных косметических процедур, манипуляций и актуальных средств. Нет, она — наглядное пособие. О том, что можно сделать с собой. И о том, почему этого не надо делать.

Эля выбирает процедуру ради самой процедуры. Она словно соревнуется с кем-то невидимым, кто может успеть записаться на уколы красоты раньше нее. Сначала Эля делала пилинги, пока ее кожа не истончилась так, что ей срочно потребовались восстановительные процедуры. Потом она решила, что морщины достигли катастрофических размеров и количества — и прибегла к филлерам. Косметолог поддалась энтузиазму Эли и ввела гель с запасом. В результате Элина кожа стала перетянутой, а через некоторое время образовалось провисание кожных складок. «Нужен ботулотоксин!» — не унывала Эля. И будто бы сама себя подбадривала: «Кажется, я с возрастом только молодею?» Через шесть месяцев она снова подалась на уколы ботокса, и ее никто не предупредил, что для восстановления после введения токсина надо больше времени. Новую «маску красоты» Эля носила почти два года. И старалась поворачиваться к собеседнику в профиль — ее правая бровь «удивлялась» больше левой.
Сейчас, по-моему, у нее новый этап — аппаратных процедур. Они должны убрать так называемый мелкоморщинистый тип старения, который у Эли — налицо. И он, кстати, — результат гиперухода. Оксана Заболотная комментирует этот случай так: «Аппаратные методики направлены прежде всего на то, чтобы ускорить выработку коллагена, эластина и гиалуроновой кислоты. За это отвечают фибробласты. Но у этих клеток кожи способность к делению ограничена, как и у других. Сначала можно рассчитывать на хороший косметический эффект, но при частом применении аппаратных методик кожу можно загнать — ей просто нечем будет ответить на стимуляцию». Но Эля рук не опускает: косметология ведь направлена не только на поддержание природной красоты, но и на спасение тех, кто перестарался.

4 признака переухоженной кожи

Пересушенность. Нарушение водного баланса в коже могут спровоцировать неадекватно назначенные пилинги или слишком частое их применение. Кожа становится тусклой, шелушится на крыльях носа или в Т-зоне.

Немое от ботокса лицо. Большие дозы ботулотоксина лишают лицо естественных морщинок, меняют контур лица или делают чересчур наполненными скулы. Зачастую именно так возникает эффект одутловатости.

Сюда же можно добавить и гиперкоррекцию губ. Увеличенные до неестественных размеров, они выглядят, как утиный клюв.

Отечность. Она может возникнуть вследствие некорректно назначенной биоревитализации. Например, если у клиентки жирная кожа, довольно крупное круглое лицо, так называемый лимфатический тип, то гиалуроновая кислота, введенная в избытке, спровоцирует появление еще большего отека.

Отбеленное лицо.

Абсолютная белоснежность равна истонченности кожи, которая в итоге становится более сухой. При этом сосудистая сетка интенсивнее выражена, а мелких морщинок больше.

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *